Количество угольных электростанций в европе сокращается

В европе возобновляемые источники энергии впервые обогнали уголь. это заслуга германии и великобритании

Фото: Jason Blackeye / Unsplash.com

Количество электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников, в Евросоюзе в 2017 году оказалось больше, чем количество электроэнергии, получаемой от угольных электростанций. Такие данные содержатся в докладе, подготовленном профильными центрами Sandbag и Agora Energiewende, краткие выводы из которого приводит Quartz.

Выработка энергии из возобновляемых источников превысила угольную впервые в истории. В 2017 году с помощью ветровых и солнечных станций, а также с помощью биотоплива было сгенерировано 20,6% всей электроэнергии против 19,7%, полученной с помощью угля. Столько же было получено с использованием природного газа, а использование гидроэнергии дало 10,9% электричества.

Наибольший вклад в рост энергии из возобновляемых источников внесли Великобритания и Германия.

В общей сложности две страны генерируют только 30% всего электричества, однако за последние три года они обеспечили более половины (56%) роста из возобновляемых источников на весь Евросоюз.

Входящие в блок страны Восточной Европы до сих пор в массе своей используют угольную энергию, и ее доля практически не снижается.

Страны Евросоюза в 2011 году взяли на себя обязательство по уменьшению выбросов парниковых газов.

В соответствии с соглашением, выбросы парниковых газов к 2030 году должны быть уменьшены на 40% по сравнению с 1990 годом – тогда на ископаемое топливо приходилось 62% выбросов парниковых газов.

Обязательства привели к ускоренному развитию электростанци, которые работают на возобновляемых источниках энергии.

Общие выбросы углекислого газа в Евросоюзе при этом растут. Выбросы при производстве электроэнергии за год не увеличились, однако рост был вызван увеличением промышленных выбросов, особенно в сфере сталелитейной промышленности.

Несколькими месяцами ранее был опубликован доклад, в котором говорилось о том, что общемировые выбросы в атмосферу выросли впервые за четыре года.

Основную ответственность за это его авторы возлагали на Китай, однако отмечали негативную тенденцию относительно предшествующих лет и в Западной Европе.

  • В России по итогам 2016 года тепловые электростанции давали 58,6% всей электроэнергии. Доля электричества, полученного из возобновляемых источников, не превышала одного процента.

Григорий Левченко Редактор отдела оперативной информации

Источник: https://republic.ru/posts/89265

Будущее угольной энергетики в Европе и Азии

Заместитель гендиректора ИПЕМ Александр Григорьев дал интервью для радио «Sputnik» в рамках Российской энергетической недели– 2018. Эксперт рассказал почему, несмотря на «экологические настроения» в правительствах многих стран, угольная генерация в будущем не только сохранит, но и увеличит объемы выработки электроэнергии.

“В электроэнергетике России не очень высокая доля угля, так скажем, в районе 10-15%, а вот в соседнем Китае, по разным оценкам, она составляет 50-70%.

В Германии значительная доля энергии вырабатывается в том числе на местных бурых углях. США добывают 700 млн тонн – это после падения объемов добычи с 1 млрд тонн, Китай – это миллиарды тонн добычи.

Безусловно, в будущем доля угля будет снижаться в электроэнергетике, но именно что доля, а никак уж не абсолютные объемы.

Мы видим опыт Европы, где на данный момент проводится определенная политика, которую я бы охарактеризовал как политику по «удушению угольной генерации». Я за то, чтобы рыночные силы расставляли все на свои места. Если что-то эффективно, то пусть оно и работает, то есть обеспечивает наименьшую стоимость электроэнергии.

Обратите внимание

Так, в Европе вводятся ограничения для новых и действующих электростанций по объему выбросов парниковых газов, которые угольные электростанции просто не могут пройти.

При этом в самой Европе существует оппозиция данному тренду – это Польша и Чехия, в которых существует развитая угольная генерация, но которые не хотят от нее отказываться.

Они видят пример соседней Литвы, где люди послушались чиновников из Евросоюза и закрыли свою Игналинскую атомную электростанцию. Теперь там одни из самых высоких цен на электроэнергию.

Польша и Чехия не хотят повторить эту судьбу. Самое интересное, что они видят пример соседней Германии, в которой тоже постоянно говорится об отказе от угля, но в итоге власти Германии этого не делают, то есть не отказываются ни от собственного добываемого, ни от привозного угля.

Есть замечательный пример Франции. Французы сказали, что будут закрывать угольные электростанции и сократят на несколько миллионов тонн потребление угля. Лукавство такое французское.

Потому что понятно, что во Франции 80-90% электроэнергетики – это атомная электроэнергетика, и им абсолютно все равно, будет у них уголь или нет. Тем более, что собственного угля у них нет.

Но это европейская история, а есть развивающиеся страны.

Развивающиеся в каком плане? Есть определенная коннотация у этого слова, что развивающаяся страна – это какая-нибудь там бедность и так далее. Нет. Развивающаяся страна – это Китай, это богатство, это 300 млн среднего класса на данный момент. Напомню, население США – 300 млн человек, а в Китае только средний класс – 300 млн. Что это означает с точки зрения электроэнергетики?

Это означает огромный прирост потребления в бытовом секторе.

Да, в промышленности можно спорить, что будет, но в бытовом секторе, то есть секторе услуг, который связан с обслуживанием среднего класса, будет рост потребления.

Потому что это не только стиральные и посудомоечные машины, но это еще огромные торговые центры и так далее. То есть электропотребление безусловно будет расти. Вопрос: за счет чего его будут покрывать?

Еще есть Индия и есть, скажем так, «тигры второй волны» – например, Вьетнам.

Важно

Есть Индонезия, которая сейчас экспортер, но власти которой уже официально сказали, что будут сокращать экспорт, потому что этот уголь будет оставаться у себя в своей экономике.

Растет уровень жизни – нужна дешевая электроэнергия. Возобновляемые источники энергии не способны, по крайней мере на данный момент, это перекрыть. Поэтому в этом плане я вижу перспективы у угля”.

Sputnik,

4 октября, 2018

Источник: http://www.ipem.ru/news/publications/1602.html

Европа колеблется: сокращать ли число АЭС

В 1986 году Россия и Европа столкнулись с последствиями аварии на Чернобыльской АЭС. Однако европейские страны все более негативно относятся и к угольным электростанциям, выбрасывающим в атмосферу большое количество углекислого газа.

Последнее заставляет их пересмотреть вопрос развития атомной энергетики. Как обеспечить бесперебойные поставки электроэнергии, если это крайне сложно сделать только за счет возобновляемых источников энергии? Этот вопрос беспокоит многие страны.

Переработка не развивается

На мысе Ла-Хаг на северо-западе Франции находится завод по переработке ядерного топлива. В постройках, которые называются UP3, есть одна комната, куда вход запрещен. За стеклом толщиной в метр роботы разбирают использованное ядерное топливо, привезенное из разных стран. Это важное учреждение поддерживает европейский топливный цикл.

У него есть контракты с такими странами, как Германия и Швейцария. Тем не менее пресс-секретарь комбината говорит, что в последнее время количество заказов снизилось. За последние годы количество перерабатываемого топлива сократилось по сравнению со второй половиной 90-х годов на 30% и достигло 1200 тонн.

В первую очередь сократилось количество французского топлива, однако после аварии на АЭС «Фукусима-1» количество иностранного топлива также уменьшилось. Германия объявила, что к 2022 году она планирует остановить все реакторы. Швейцария решила сделать это к 2034 году.

Франция, у которой больше всего реакторов в Европе, также в прошлом году решила снизить зависимость от атомной энергетики с 75% до 50%, поэтому количество перерабатываемого ей топлива вряд ли увеличится.

Полный отказ от угольных станций

Комментируя ситуацию в европейских странах, связанную с атомной энергетикой, один из французских ученых отмечает: «Разные страны по-разному относятся к атомной энергетике: одни покрывают спрос на электроэнергию, увеличивая срок жизни реакторов, а другие отказываются от строительства новых АЭС».Milliyet11.01.2016ИноСМИ19.10.

2015Sveriges Radio26.08.2015Прошлой осенью Великобритания объявила, что к 2025 году она полностью откажется от угольных электростанций. Британцы планируют увеличить количество не только ветряных и солнечных, но и атомных электростанций. Сначала они избавятся от 15 существующих угольных станций, а затем будут строить новые АЭС.

Совет

Уже выбрано восемь мест для их строительства. Британия стремится снизить выбросы углекислого газа, которые служат причиной глобального потепления. Финляндия строит АЭС нового типа. Чехия и Венгрия также выступают за развитие атомной энергетики. Российский Росатом строит АЭС в России и за рубежом.

Украина: 55% всей электроэнергии

На Украине, где произошла авария на Чернобыльской АЭС, в настоящее время работает 15 реакторов. В планах построить еще два. Украина зависит от атомной энергетики на 55%. В 90-е годы строительство новых АЭС на Украине было приостановлено.

Однако из-за холодных зим и нехватки электроэнергии в 1993 году новое правительство приняло решение развивать атомную энергетику. Даже сейчас электроэнергии не хватает.

Из-за усилившейся конфронтации с Россией Украина развивает атомную энергетику и для того, чтобы уйти от российской зависимости. Все существующие реакторы на Украине — советского или российского производства. Топливо, которое она использует, тоже преимущественно произведено в России.

Летом 2015 года Украина разорвала контракт с российской компанией на постройку АЭС. Теперь страна ищет нового поставщика ядерного топлива, и им могут стать США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/science/20160202/235250832.html

Есть ли будущее для угольных тэс в Европе?

Вестник МГИМО-Университета. 2017. 5(56). С. 130-150 ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТАТЬИ

DOI 10.24833/2071-8160-2017-5-56-130-150

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ ДЛЯ УГОЛЬНЫХ ТЭС В ЕВРОПЕ?

А.В. Зимаков

Национальный исследовательский институт Мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук

В статье рассматривается политика и практика стран ЕС в отношении роли угля в энергетике. Угольные ТЭС считаются одними из наиболее экологически «грязных» предприятий, в то время как экологическая политика Евросоюза предполагает сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу.

В этой связи ряд европейских стран (Бельгия, Австрия, Португалия, Дания, Финляндия, Швеция, Франция, Великобритания) взяли курс на отказ от угольных ТЭС и достаточно успешно продвигаются в этом направлении, замещая угольные электростанции другими источниками электроэнергии.

Вместе с тем в других странах Евросоюза (Ирландия, Нидерланды, Италия, Хорватия, Словения, Словакия) вопросу отказа от сжигания угля при производстве электроэнергии уделяется меньше внимания, а аналогичные процессы развиваются значительно медленнее. При этом наличие в стране угольной промышленности может быть существенным сдерживающим, если не блокирующим фактором.

Такая ситуация характерна для Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехии, Греции, Польши. Интересен пример Германии, правительство которой осуществляет трансформацию энергетики от традиционной к экологически чистой и в рамках этого процесса сокращает долю угля в производстве электроэнергии при существующей развитой угольной промышленности.

Успешная реализация Германией этого процесса может стать моделью трансформации для других стран ЕС, располагающих развитой угольной промышленностью. Проведённый анализ политических и экономических (на уровне предприятий) процессов в отношении угольной генерации в странах ЕС позволяет сделать вывод о перспективах угольных ТЭС в Европе.

Отсутствие единства подходов и условий в разных странах позволит угольным ТЭС удержать долю рынка в среднесрочной перспективе, однако в долгосрочной перспективе можно ожидать существенного сокращения угольной генерации в Евросоюзе, в том числе в странах, традиционно ориентированных на добычу и сжигание угля на электростанциях.

Читайте также:  Что такое строительный мусор и куда вывезти, чтобы не получить штраф

Ключевые слова: энергетика ЕС, угольные электростанции, угольная промышленность, ТЭС, экологическая политика Евросоюза, зелёная энергетика, отказ от атомной энергии, атомная энергетика, ВИЭ.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/est-li-buduschee-dlya-ugolnyh-tes-v-evrope

Уже 54% угольных электростанций в Европе убыточны

К 2030 году закрывать угольные электростанции будет выгоднее, чем модернизировать их в соответствии с новыми экологическими стандартами. А без поддержки государства компании не смогут даже выкупить разрешения на выбросы CO2, пишет Bloomberg.

Почти все угольные электростанции Европейского Союза и Великобритании станут убыточными в ближайшие десять лет.

Их будет субсидировать государство, отведя им роль страховочного варианта на случай, если солнечные и ветровые электростанции не будут справляться в периоды пикового спроса на электричество.

Обратите внимание

На сегодняшний день 54% угольных электростанций уже не приносят прибыли, и существуют только ради обеспечения пиковой нагрузки. Такие данные в своем докладе опубликовала лондонская компания Carbon Tracker Initiative.

Magic Leap представила очки смешанной реальности

Поскольку многие европейские страны, от Великобритании до Австрии, стремятся полностью отказаться от самого вредного для окружающей среды топлива, будущее угольной промышленности никогда еще не казалось таким мрачным. Британская компания Drax Group и немецкие Steag и Uniper SE закрывают угольные электростанции рекордными темпами.

К 2030 году уже 97% подобных предприятий станут убыточными, поскольку Европейская комиссия прекратит их субсидировать, а обеспечивать регион электричеством во время пиковых нагрузок будут усовершенствованные системы хранения энергии. Кроме того, к 2030 году разрешения на выбросы CO2 будут стоить €31 за тонну — это в три раза дороже, чем сейчас.

Тем не менее, в ближайшие 10 лет закроется всего 27% существующих угольных электростанций. Остальные будут работать, ведь пока неясно, насколько продвинутыми станут технологии систем хранения энергии и смогут ли они обеспечить страны электричеством в часы пиковых нагрузок.

Одна только немецкая RWE, которой принадлежит почти половина угольных электростанций страны, вынужден будет их закрыть, поскольку это обойдется на €5,3 млрд дешевле, чем их модернизация в соответствии с новыми экологическими стандартами.

В отчете Carbon Tracker Initiative говорится, что постепенный отказ от угля поможет странам Евросоюза сэкономить €22 млрд на содержании и эксплуатации убыточных угольных электростанций.

Белоруссия легализует майнинг и криптовалюты

Полностью отказаться от использования угля для получения электроэнергии уже пообещали 20 стран с разных континентов. К 2025 году такой план реализует Италия, к 2030 — Финляндия. К 2030 году Нидерланды закроют все угольные электростанции в стране, Франция сделает это к 2023 году, а Британия — к 2025. Избавиться от угольной энергетики к 2030 году также планирует Канада.

Источник: https://hightech.fm/2017/12/26/coal-plants

Европа закрывает газовые электростанции и строит все больше угольных

Евросоюз больше всех в мире делает для сокращения выбросов парниковых газов и сохранения климата. Но одновременно он увеличивает долю электроэнергии, генерируемой с использованием самого грязного источника энергии – угля. Работающие на газе электростанции в регионе закрываются, а на угле – открываются.

Вряд ли это можно назвать эффективной экологической политикой. Кроме того, многие аналитики считают, что это наносит ущерб промышленности Евросоюза. Но по ряду причин это все-таки происходит.

Это могло случиться из-за американцев. Они изменили мировую энергетику, начав добывать сланцевый газ. В результате цены на природный газ в США упали, и он стал дешевле угля.

Поэтому, потеряв часть доли рынка у себя дома, американские угледобывающие компании начали искать клиентов в других частях света.

Важно

В Европе американский уголь сейчас стоит меньше, чем газ, из-за этого электростанции стали переходить на него.

По прогнозу Фабио Маркетти, директора по связям с государственными органами итальянской энергетической компании Eni, к 2015 г. в Германии будут закрыты газовые электростанции общей мощностью 10 ГВт и открыты угольные на 7 ГВт. И это при том, что Германия – лидер ЕС по субсидированию возобновляемых источников энергии.

Другой причиной мог стать спад в экономике еврозоны. Сокращение объемов производства привело к снижению выбросов углекислого газа и, соответственно, цены, которую предприятия платят в европейской системе торговли квотами на них. Вкупе с повышением энергоэффективности предприятий это привело к тому, что низкая цена на выбросы снизила стимулы избегать использования грязных энергоресурсов.

Сокращение использования газа для производства электричества имеет большое влияние на объемы выбросов парниковых газов в атмосферу. По подсчетам BP, польза для экологии от замены 1% генерирующих мощностей электроэнергии с угля на газ эквивалентна росту использования возобновляемых источников энергии на 11%.

Помимо этого, увеличение использования угля в производстве электроэнергии может вызвать еще один нежелательный эффект – нестабильность электроснабжения.

Возобновляемые источники энергии вырабатывают электричество с перерывами, поэтому для бесперебойной работы системы необходимо, чтобы другие электростанции были готовы их дополнить или заменить.

Газовые для этого подходят лучше угольных, потому что им требуется меньше времени, чтобы заработать на полную мощность. Поэтому комбинация возобновляемых источников энергии с угольными электростанциями делает электроснабжение менее надежным.

Многие считают, что природный газ в США еще долгое время будет намного дешевле, чем в Европе. По базовому прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), до 2035 г. электричество в ЕС и Японии будет примерно в два раза дороже, чем в США. Это сильно снижает конкурентоспособность европейской промышленности, особенно химической.

Источник: https://www.vedomosti.ru/companies/news/22552101/evropa-zakryvaet-gazovye-elektrostancii-i-stroit-vse-bolshe

Угольная зависимость

В ближайшее время в мире введут в эксплуатацию около полутора тысяч угольных ТЭЦ общей мощностью более тысячи гигаватт. В частности, предпочтение этому практичному и недорогому виду топлива отдают американцы, японцы, китайцы и индийцы. «Лента.ру» выяснила, почему все попытки человечества перейти на возобновляемые источники энергии обречены на провал по крайней мере в ближайшие 30 лет.

Мировой спрос на уголь в 2017 году вырос после многолетнего снижения более чем на 1 процент, сообщило Международное экономическое агентство. «Я знаю, что уголь — не самый любимый товар, но нужно признать: он стимулирует азиатский рост и урбанизацию на развивающихся рынках.

Именно поэтому две третьих планируемых и вводимых станций сегодня приходятся на Индию и Китай», — комментирует эти цифры гендиректор швейцарской Glencore International Айван Глазенберг.

По данным директора по развитию консалтинговой компании Frost&Sullivan Алексея Волостнова, только в США из угля вырабатывается примерно треть всей производимой электроэнергии (для сравнения, на возобновляемые источники энергии приходится не более 7 процентов). Таким образом, вопреки попыткам противников этого вида топлива, спрос на угольную генерацию в мире все еще очень высок.

Предыдущий президент Соединенных Штатов Барак Обама, как известно, был ярым сторонником «зеленой энергетики» — за время его правления потеряли работу почти 40 тысяч горняков.

Сменивший его Дональд Трамп объявил о возрождении угольной промышленности в стране: «Уголь должен вернуть себе былое величие!» Новый глава Белого дома провозгласил политику «энергетического доминирования», результатом которой стал 50-процентный рост экспорта американского угля на азиатские рынки в прошлом году.

Япония, которая после катастрофы на АЭС «Фукусима» в 2011 году решила отказаться от ядерной энергетики, сегодня активно строит новые угольные электростанции. Страна получает до 18 процентов от общей доли импорта угля в мире.

При этом Япония заинтересована в разработке технологии «чистого угля», которая обеспечивает электроэнергию с меньшими выбросами углекислого газа, чем традиционные угольные электростанции, хотя эта технология может стать менее экономичной. «Угольные электростанции сейчас намного эффективнее, — уверен экономист Mitsubishi UFJ Financial Group Томомичи Акута. — Использование дешевого угля сэкономит деньги, которые можно инвестировать на развитие технологий по сокращению выбросов».

Эксперты отмечают, что за последние пять лет зависимость Японии от угольной энергетики значительно выросла. Согласованная национальная стратегия развития подразумевает строительство новых угольных электростанций мощностью около 17 гигаватт и правительственную поддержку экспорта угольных электростанций в развивающиеся страны.

Самые жаркие споры вокруг угольной генерации кипят в Европе. Сегодня в ЕС насчитывается более 300 электростанций с действующими на них 738 энергоблоками, работающими на угольном топливе.

Распределены они не равномерно, но в целом каменный и бурый уголь обеспечивают четверть всей генерации электричества в ЕС. Польша, Германия, Болгария, Чехия и Румыния наиболее зависимы от этого вида топлива.

В марте 2018 года стало известно, что чешский энергетический магнат Павел Тыкач готов вложить миллиард евро собственных средств в стареющие угольные и газовые электростанции по всей Европе.

Совет

Он уверен, что электрогенераторы понадобятся еще в течение десятилетий, чтобы сбалансировать и дополнить зеленую энергетику, которая играет большую роль в коммунальных услугах на все территории ЕС — от Германии до Великобритании.

«Поскольку солнечная и ветровая энергия наводняют европейскую сеть, необходимо будет восполнить дефицит энергии, когда солнце не светит, а ветер не дует. Такая ситуация может продлиться еще два-три десятилетия. Поэтому негативный медийный пузырь вокруг угольной генерации не отражает реальности», — считает Тыкач. Первая сделка по покупке угольной ТЭЦ, по его словам, завершится до конца 2018 года.

И по стопам Тыкача, похоже, готовы пойти крупные промышленные энергохолдинги.

Недавно стало известно о том, что чешский «Энергетический и промышленный холдинг» (EPH) Даниэла Кржетинского и крупнейшая группа PPF, принадлежащая Петру Келлнеру, совместно приобрели немецкие шахты по добыче бурого угля и электростанции у шведской Vattenfall.

Посол Польши в России Влодзимеж Марчиняк заявил в интервью ТАСС, что страна не должна зависеть от поставок российского газа. Не то, чтобы поляки собрались совсем отказаться от голубого топлива из России, но хотят снизить зависимость о него.

И в этом, как отмечает издание Power, им может помочь уголь — по мнению руководства страны, именно он остается фундаментом польской экономики, которому нет альтернативы.

В программном документе «Энергетическая политика Польши 2050» отмечается, что к 2030 году будут выведены из эксплуатации 12 гигаватт старых мощностей. С другой стороны, планируется модернизировать либо построить энергоблоки угольных ТЭС общей мощностью 11,9 гигаватт — таким образом, выбывающие угольные мощности заменят новыми. Польша не спешит отказываться от дешёвого и доступного сырья для производства электроэнергии и не предпринимает конкретных шагов, направленных на снижение доли угля в энергетике.

В Германии угольная генерация будет постепенно заменять атомную: до конца 2022 года в стране планируют остановить все АЭС. Пересмотр национальной энергетической программы был инициирован канцлером ФРГ Ангелой Меркель после катастрофы на японской станции «Фукусима-1».

Основными источниками энергетики в стране останутся возобновляемые источники (ВИЭ) и уголь.

В настоящий момент порядка 40 процентов электроэнергии Германия получает за счет угля: в ФРГ строится 23 новые угольные электростанции и реализуется программа по модернизации старых ТЭС, за последние пять лет введено в эксплуатацию более 10 гигаватт новых угольных мощностей.

Это вызывает волну критики как внутри страны, так и за рубежом. Председатель правления Wintershall Марио Мерен заявил, что, закрывая атомные станции Германия хотела стать отличником по климатической политике, а стала трудным ребенком: «На пути к зеленой экономике она основательно заблудилась».

Сторонники развития угольной генерации напротив утверждают, что уголь — компромиссный вариант перехода Германии от АЭС к альтернативной энергетике.

При этом сколько бы не спорили критики и лоббисты использования углеродов, факты таковы: крупнейшая немецкая угольная электростанция Neurath, занимающая второе место в ЕС по установленной мощности, будет работать до 2055 года.

Это весьма яркая иллюстрация незыблемости позиций традиционной генерации в Европе.

По мнению экспертов, в России создана одна из лучших структур топливного баланса в мире. В стране используется всего 15 процентов угля для производства энергии. В среднем по миру этот показатель составляет 30-35 процентов, в Китае — 72 процента, в США и ФРГ — 40 процентов.

«В Европе сейчас активно решают проблему сокращения доли углеродных источников до 30 процентов, а в России эта задача, фактически, реализована», — отмечал ранее глава Минэнерго РФ Александр Новак. Поэтому, очевидно, что речь об отказе от угля в России еще долго идти не будет.

Наоборот, согласно принятой до 2035 года национальной энергостратегии, его доля незначительно увеличится. При этом авторы стратегии особо подчеркивают, что развитие отрасли подразумевает не только создание новых центров угледобычи, но и совершенствование технологий в традиционной генерации.

Сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАМ, кандидат экономических наук Виктор Чурашев обращает на распространенное мнение экспертов о том, что до 2050 года в мире не ожидается никаких фундаментальных открытий в области энергетики.

Это предположение обосновывается отсутствием серьезных исследований в этой области, реального заказа на такие исследования и трудностями, с которыми сталкивается экономика наиболее развитых государств (США, ЕС).

«В связи с этим в тридцатилетней перспективе не ожидается радикальных изменений глобальной топливной корзины — мир по-прежнему не готов снизить зависимость от ископаемых видов топлива. Углеводороды сохранят безусловное доминирование — их доля к 2050 году будет составлять около 50 процентов, то есть останется практически на нынешнем уровне», — говорит он.

Обратите внимание

Чурашев уверен, что даже с учетом успешной реализации Парижского соглашения по климату и растущей озабоченности экологическими проблемами, лидирующую роль в мире к 2050 году сохранит угольная генерация — на уровне 31–32 процентов от суммарной выработки.

Читайте также:  Что представляют из себя отходы полистирола, их переработка и утилизация

По данным Международного энергетического агентства, спрос на уголь будет расти за счет Индии и стран АСЕАН; в Европе, США и Китае, его потребление будет сокращаться.

Источник: https://news.rambler.ru/other/39483172-ugolnaya-zavisimost/

Положит ли российский природный газ конец эре угля в Европе

Руководители ПАО «Газпром» Алексей Миллер и OMV AG Райнер Зеле подписали 5 июня соглашение о продлении действующего контракта на экспорт российского природного газа в Австрию вплоть до 2040 года. Пролонгация договора была приурочена к 50-летию с начала поставок отечественного «голубого топлива» в эту страну.

Всего за полвека Австрия импортировала более 218 млрд кубических метров газа, а в 2017 году был зафиксирован исторический пик поставок — 9,1 млрд кубометров, что в полтора раза превышает показатель 2016-го (6,1 млрд куб. м) и на треть – предыдущий рекорд, установленный в 2005-м.

Одна из причин заинтересованности австрийцев в увеличении импорта природного газа из России – сокращение угольной генерации. На протяжении последних лет она последовательно уменьшалась.

В 2015 году в Австрии оставалось лишь три угольных ТЭС общей мощностью 792 МВт. В 2016-м была закрыта ТЭС «Ридерсбах» мощностью 168 МВт, а также один энергоблок станции «Дюрнрор». Второй планируется вывести из эксплуатации к 2025 году.

Ещё одна ТЭЦ «Меллах» прекратит свою работу раньше – в 2020-м.

Курс на отказ от угольной генерации взяли многие государства Европы – Бельгия, Португалия, Дания, Финляндия, Швеция, Франция, Великобритания и ряд других. Причины такого положения дел очевидны. Уголь считается самым грязным источником энергии, при его сжигании происходят наибольшие выбросы в атмосферу углекислого газа и других, вредных для здоровья человека веществ.

Впрочем, далеко не всё так однозначно. Многие развивающиеся страны, продолжают наращивать потребление «чёрного золота» или, по крайне мере, не спешат его сокращать.

В Китае, Индии, ЮАР сравнительно дешёвая угольная генерация значительно выше 50% от общего объёма энергопотребления. Высока она и в некоторых странах Европы.

Например, в Болгарии доля угля в производстве электроэнергии составляла в 2015 году 45,9%, в Румынии – 26,9%, а в Польше зашкаливала за 80%.

Важно

Всего в ЕС насчитывается более 300 электростанций с действующими на них 738 энергоблоками на угольном топливе. Перспективы закрытия большинства из них по ряду причин весьма туманны. Во-первых, для отказа от угля требуются многомиллиардные инвестиции, изыскать которые не так-то просто.

Во-вторых, ликвидация угледобывающей отрасли, развитой в некоторых странах Европы, вполне может привести к болезненным экономическим и социальным последствиям.

Но самое главное, в Старом Свете попросту отсутствуют альтернативные генерирующие мощности в связи с тем, что некоторые государства отказываются от атомной энергии, а развитие возобновляемых источников идёт недостаточно быстро.

Весной нынешнего года стало известно о том, что чешский бизнесмен Павел Тыкач собирается вложить миллиард евро собственных средств в стареющие угольные электростанции по всей Европе. Казалось бы, довольно рискованный шаг, однако в свете всего вышесказанного, логика в подобном решении всё же прослеживается.

Благодаря новым технологиям, современные угольные ТЭЦ стали гораздо более экологичными, чем раньше.

Для того, чтобы нанести как можно меньший урон природе и сохранить здоровье местного населения, при их строительстве, например, используются такие приёмы как увеличение высотности труб, что обеспечивает лучшее рассеивание загрязняющих веществ и снижение их концентрации в воздухе, а также замена батарейных циклонных уловителей на современные электрофильтры, снижающие выбросы пыли и твердых частиц на 80%.

И всё же большинство экспертов из ЕС склоняются к тому, что наиболее адекватный «энергомикс» – это не ВИЭ и уголь, а ВИЭ и газ. Причём, газ российский. Именно поэтому европейцы, несмотря на сопротивление Америки, с таким упорством отстаивают своё право на реализацию проекта «Северный поток-2».

С ним солидарны и в соседней Австрии, которая стала первой страной в Западной Европе, заключившей газовый контракт с Советским Союзом. Начальный объем поставок в 1968 году составлял лишь 142 млн кубометров. За 50 лет он увеличился более чем в 64 раза.

На фото: 1968 год. Первый газ из СССР в Баумгартене (Австрия)

Глава OMV AG Райнер Зеле после пролонгации договора с «Газпромом» подчеркнул, что Россия «зарекомендовала себя как надежный экспортер газа, который всегда оперативно реагирует на потребности австрийского рынка и в периоды резко возрастающего спроса поставляет газ в объемах, необходимых потребителям». Кроме того, он отметил, что в условиях снижения собственной добычи в Европе важность создания новых газотранспортных мощностей, таких как «Северный поток-2», значительно возрастает.

Чем завершится противостояние угля и газа в ЕС сказать пока довольно трудно. Но тот факт, что в ближайшие тридцать лет мир, в целом, и Европа, в частности, не смогут отказаться от ископаемых видов топлива, очевиден.

Углеводороды в мировой энергетической корзине сохранят безусловное доминирование.

Совет

А к 2050 году, по прогнозам, их доля будет составлять около 50%, то есть, с учётом роста потребления энергоресурсов, генерация нефти, угля и газа останется практически на нынешнем уровне.

Источник: https://forpost-sz.ru/a/2018-06-13/polozhit-li-rossijskij-prirodnyj-gaz-konec-ehre-uglya-v-evrope

Доля угля в России в энергобалансе составляет не более 18 процентов

По данным World Energy Council (WEC), на угольные станции в США и Германии приходится более половины вырабатываемой электроэнергии, а в Австралии, Индии и Китае эта доля подтягивается к 80% или даже превышает ее.

Причина проста, во всем мире газ дороже угля (среднее соотношение 1,25/1,0), причем в некоторых странах, таких как США, использование газа еще и законодательно квотируется государством. Поэтому киловатт электроэнергии, полученный на угле в этих странах, если и не дешевле, чем полученный на газе и на нефти, то в любом случае не дороже.

Согласно исследованиям Cambridge Energy Research Associates, производство электроэнергии на американских угольных электростанциях и вовсе “в два раза дешевле”.

В энергетическом балансе России уголь занимает значительно меньше места, чем в среднем в мире. В России доля угля в энергобалансе в целом и в производстве электричества, в частности, примерно равны и в том и в другом случае составляют, по различным статистическим отчетам, не более 18%.

К началу 1990-х гг.

уголь отошел на второй план, а затем в результате ценовой политики дешевого газа энергетики совсем потеряли интерес к угольной генерации, требующей дополнительных мероприятий для снижения вредных выбросов.

В результате за последние 15 лет в России не было введено ни одной угольной электростанции, кроме 2-го блока Харанорской ГРЭС мощностью 430 МВт, а значительная часть действующих станций была переведена на газ.

Процесс замещения угля природным газом был спонтанным и неуправляемым, движимым исключительно экономическими факторами.

Обратите внимание

Потребители вместо освоения и внедрения новых технологий сжигания угля производили замену угольного оборудования на газовое.

Примером могут служить Псковская и Пермская ГРЭС, задуманные первоначально на твердом топливе. К моменту запуска на электростанциях были установлены газовые котлы.

Гендиректор “Сибирской угольной энергетической компании” (СУЭК) Владимир Рашевский уверен, что угольная генерация напрасно и слишком рано списывается со счетов.

“Есть мнение, что уголь – топливо XIX века, а угольная энергетика – в лучшем случае достижение века XX, – говорит В. Рашевский.

– Но стоит напомнить, что сегодня в мире угольная энергетика занимает 40%, при этом и через 20 лет она не сдаст своих позиций”.

Энергетическая стратегия России на период до 2020 года предписывает повышение энергетических мощностей тепловых электростанций преимущественно за счет ввода угольных ТЭС.

При умеренном и оптимистическом вариантах развития рост производства электроэнергии на ТЭС увеличится в 1,36-1,47 раза. При этом доля угля в структуре потребления топлива увеличится до 44,4%.

Но пока механизмы реализации программы работают плохо.

“Газовая пауза затянулась, и дело здесь не в ценах, – говорит советник Российской Академии наук Геннадий Грицко, – мы до сих пор еще находимся на стадии продолжающегося раздела собственности. Дефицит газа составляет последние годы 25-30 млн куб.

м, и мы уже закупаем газ, чтобы снабжать самих себя и страны, с которыми заключены долгосрочные договоры, с одной лишь Украиной ведется 28 проектов. Вокруг этого строится большая политика.

Президент России во всеуслышание заявил, что дальше так продолжаться не будет – энергетика такой большой страны не может базироваться на одном природном газе”.

Чтобы изменить устоявшуюся систему, требуется значительное время и усилия со стороны предприятий и поддержка государства. Во всем мире уголь стал объектом приложения современных фундаментальных исследований и научных методов.

Важно

Некоторые технологии позволяют кардинально изменить свойства угля и существенно повысить его энергетическую ценность, увеличив теплоту сгорания и уменьшив зольность. Среди них – мембранные и нанотехнологии, плазменные технологии, подземная газификация.

Все перечисленные методы хорошо знакомы российским ученым и потребителям – энергетическим предприятиям, но войти в государственную программу и получить финансирование для развития и внедрения новой технологии сегодня очень сложно.

В США к 2015 году планируется закончить строительство угольной электростанции по сжиганию абсолютно чистого угля, где количество вредных выбросов составит 0%.

Все эти технологии не понаслышке известны и российским специалистам.

С применением ряда общеизвестных мировых технологий, многие из которых в последние годы были разработаны и экспериментально освоены российскими учеными, можно добиться достаточно высокой степени экологичности энергетических предприятий, работающих на угольном топливе. Но в каждой стране, в зависимости от имеющегося оборудования и особенностей топлива, эти технологии имеют различные точки приложения.

Не все эксперты, однако, с оптимизмом смотрят в будущее угольной энергетики.

Первый заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Булат Нигматулин, например, не уверен, что именно уголь станет основой для энергетики будущего.

С его точки зрения сохранится существующий баланс, при котором 50% электроэнергии вырабатывается за счeт нефти и газа, а всe остальное равномерно распределено между гидро- и атомными электростанциями, а также теплостанциями, работающими на угле.

Большинство экспертов полагает, что пока газ у нас дешев, не может быть и речи о переходе на уголь. По их оценкам, необходимое для газозамещения соотношение цен газ/уголь зависит от региона и находится в диапазоне 1,35-1,8.

Но сегодня в России, благодаря неизбежному росту цен на газ и грядущей нехватке генерирующих тепловых мощностей, создаются все объективные предпосылки для ренессанса угольной генерации, идея которого уже давно витала в воздухе.

Среди отраслей ТЭК угольная промышленность России имеет наиболее обеспеченную сырьевую базу. Наша страна располагает значительными разведанными запасами угля – 193,3 млрд тонн, в том числе бурого – 101,2 млрд тонн, каменного – 85,3 млрд тонн, антрацитов – 6,8 млрд тонн.

Читайте также:  Кровавый дождь в локарно и монеты, падающие с неба

Основные возможности добычи угля сосредоточены в Сибири. Главными угольными центрами России являются Кузнецкий бассейн (43% от разведанных в России запасов углей) и граничащий с ним Канско-Ачинский бассейн (22%).

В перспективе имеющиеся запасы могут обеспечить годовую добычу угля в 500 млн тонн в течение нескольких сотен лет.

Источник: https://rg.ru/2012/12/21/ugli.html

Журнал ВАК :: УПРАВЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ

УДК 330.15

Оценка перспектив развития угольной генерации на Европейском рынке в условиях межтопливной конкуренции

The development of coal generation in the European market in the conditions of inter-fuel competition and the assessment of its perspectives

Пономаренко Татьяна Владимировна,

Ponomarenko Tatyana Vladimirovna,

доктор экономических наук, профессор,

Санкт-Петербургский горный университет

stv_mail@mail.ru

Вавилина Анастасия Алексеевна,

Vavilina Anastasiia Alekseevna,

бакалавр, студент,

Санкт-Петербургский горный университет,

anastasiia.vavilina@gmail.com

Аннотация

Сложная конкурентная ситуация на европейском энергетическом рынке, усиление экологических требований, неблагоприятная ценовая конъюнктура, проблемы повышения энергоэффективности и реализация новых генерирующих проектов обусловливают снижение конкурентоспособности угля в Европе. Это оказывает влияние на выбор новых возможностей реализации российского рынка на европейском рынке, поэтому тема является актуальной.

Целью исследования является оценка современного состояния и перспектив развития угольной генерации в условиях межтопливной конкуренции на европейском рынке.

В результате исследования выполнены оценки современного состояния европейского рынка угля в условиях межтопливной конкуренции, основных тенденций его развития на современном этапе и прогнозы объемов потребления, выявлены ключевые факторы, к которым отнесены экологический и ценовой факторы. Исследована структура топливно-энергетического баланса в настоящее время и в перспективе с учетом программ повышения энергоэффективности и реализации новых проектов в энергетике.

Abstract

Совет

The competitiveness of coal is decreasing in Europe due to complicated competitive situation in the European Energy market, strengthening of environmental requirements, unfavorable price conjuncture, issues of increasing the energy efficiency and the new energy projects implementation. These factors influence the new opportunities of usage of Russian coal in the European market. That is why the subject of this abstract is of current interest.

The purpose of this study was the assessment of the current situation of coal generation in the European market in the conditions of inter-fuel competition and the evaluation of its perspectives.

During this study the assessment of the modern European coal market in the conditions of inter-fuel competition is given; the trends of its development were observed as well as perspectives of coal consumption; ecological and price factors were found as the main factors influencing the market. The structure of fuel and energy balance was researched in the current situation and in sight of future programs of increasing the energy efficiency and new energy projects implementation.

Ключевые слова: европейский рынок, угольная генерация, межтопливная конкуренция, топливно-энергетический баланс, возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, ценовая конъюнктура.

Key words: the European market, coal generation, inter-fuel competitiveness, fuel and energy balance, renewable energy sources, energy efficiency, price conjuncture.

Введение

Актуальность исследования связана со сложной конкурентной ситуацией на европейском энергетическом рынке, усилением экологических требований, неблагоприятной ценовой конъюнктурой, необходимостью повышения энергоэффективности с учетом реализации новых генерирующих проектов, что обусловливает снижение конкурентоспособности угля в Европе. Анализ рынка угля позволит выявить его тенденции, основные факторы влияния  в настоящее время и в перспективе, на основе чего прогнозируется его развитие.

В статье авторами поставлены и решены следующие задачи: исследованы факторы европейского угольного рынка; проанализировано состояние топливно-энергетического баланса Европы; рассмотрены ключевые особенности межтопливной конкуренции на европейском рынке в контексте энергоэффективности и снижения выбросов; выполнена оценка тенденций развития угольной генерации и прогнозных изменений структуры топливно-энергетического баланса Европы.

В данной статье рассмотрены факторы, влияющие на европейский угольный рынок, проанализирован топливно-энергетический баланс Европы за период 2000-2015 гг., рассмотрены новые проекты в электроэнергетике и дана оценка состояния межтопливной конкуренции на европейском энергетическом рынке и представлены прогнозы ТЭБ Европы. Объектом исследования является европейский рынок угля.

Основной раздел

Факторы, влияющие на европейский угольный рынок

На современное состояние европейского угольного рынка оказывают влияние следующие факторы: экологические, конъюнктурные, новые проекты в генерации энергии, программы повышения энергоэффективности. Ключевым фактором, определяющим развитие европейского угольного рынка в настоящее время и в перспективе, является экологический.

Экологические факторы

С конца 1990-х гг.

в законодательстве были предприняты меры по ограничению выбросов углекислого газа: Рамочная конвенция ООН об изменении климата (1992 г) [7], Киотский протокол (1998 г) [5], Парижское соглашение (2016 г) [6], направленное на регулирование выбросов углекислого газа в атмосферу с 2020 года. В соответствии с данной политикой были приняты директивы, которым обязаны следовать страны Европы:

1) IPPC – Директива о комплексном предотвращении и контроле загрязнений [2];

2) LCP – Директива о крупных сжигательных установках[3]

3) IED – Директива о промышленных выбросах [4].

В Директиве о комплексном предотвращении и контроле загрязнений (IPPC

Источник: http://uecs.ru/marketing/item/4480-2017-07-06-09-00-26?pop=1&tmpl=component&print=1

Углю – копец?

Источник: http://articles.kislorod.life/vopros10 10 февраля 2017 Вопрос недели: сколько осталось угольной энергетике в Европе?

Не больше 15 лет, говорится в докладе, подготовленном аналитическим центром Climate Analytics. Иначе Европа не сможет сделать значительный рывок в достижении целей, прописанных в Парижском соглашении по климату. Впрочем, аналитики признают, что отказ от угольной генерации не будет легким и пройдет по самым разным сценариям.

Чтобы достигнуть целей, прописанных в Парижском соглашении по климату, страны ЕС должны полностью прекратить использование угля для выработки электроэнергии уже к 2030 году
Доклад Climate Analytics основан на стресс-тестах промышленности.

Использование угля в энергетике ЕС сокращается примерно на 1% в год, но на этот вид топлива по-прежнему приходится четверть генерации на всем континенте и пятая часть выбросов парниковых газов (ПГ), пишет британская The Guardian. Сlimate Analytics устанавливает, что к 2050 году объемы выбросов ПГ в Европе должны снизится до 6,5 млрд тонн.

Обратите внимание

Тогда цель, прописанная в Парижском соглашении, – «гораздо ниже 2 градусов по Цельсию» – будет достигнута.

Если же действующие 300 угольных электростанций Европы (их карту можно увидеть здесь) Европы доработают до конца своей «естественной продолжительности жизни» (так уж написано в газете!), страны ЕС превысят общий углеродный бюджет для угля на 85%.

Чтобы этого не случилось, страны ЕС должны полностью прекратить использование угля для выработки электроэнергии уже к 2030 году. Абсорбция ПГ за счет растений, в теории, может как-то смягчить воздействие угольной энергетики на климат.

Но вряд ли она будет столь масштабной, с учетом медленного прогресса в коммерциализации технологий улавливания и хранения углерода (CCS).

Опасение европейских чиновников вызывает и обещание Дональда Трампа устроить «угольный ренессанс» в «ржавом поясе» США.

Однако, чтобы избежать опасных последствий глобального потепления, угольные электростанции должны быть закрыты по всей планете к 2050 году, говорится в исследовании. При этом один Китай планирует законсервировать свою угольной промышленности к 2040 году.

«Глобальный отказ от угля является единственным и наиболее экономически эффективным средством, чтобы обеспечить рост глобальных температур в диапазоне от 1,5 до 2 градусов по Цельсию.

Однако этот факт вовсе не означает, что отказ от угля везде будет политически или социально оправданным», – говорит Мишель Шеффер, директор по науке Climate Analytics. Угольная станция Белхатов в Польше – одна из крупнейших в мире, ее мощность превышает 5,3 ГВт

Сценарии будут разными

Некоторые страны, в том числе Великобритания, Финляндия и Франция, уже объявили конечный срок для своей угольной генерации – 2030 год.

Важно

Законодатели в Нидерландах обсуждают сроки закрытия последних пяти угольных предприятий, в том числе того, что было открыто только в 2015 году. «Я хотела бы, чтобы мы закрыли все угольные центры.

И я думаю, что это не вопрос если, а вопрос – когда», – говорит министр по климату страны Шарон Дижксма.

Германии и Польше, на которые приходится более половины выбросов от угольной энергетики в ЕС, будет намного сложнее отказаться от этого вида топлива.

ФРГ откладывает решения – в конце этого года в стране пройдут выборы, и эту карту там пока не разыгрывают, тем более что тему явно не поддерживают в горнодобывающих компаниях и профсоюзах.

Пока что страна собирается отказываться от угля осторожно и поэтапно; и это оправданно, учитывая, что порядка 40% генерации в Германии пока приходится именно на это топливо.

А вот Польша, в которой уголь занимает более 80% в энергобалансе, стала главным смутьяном в ЕС и готовится оспаривать климатические решения ЕС в суде. Страна заявляет, что будет высаживать деревья, чтобы компенсировать выбросы от угля, а «в один прекрасный день внедрит в энергетике и экспериментальные технологии CCS».

Великобритания имеет третий по емкости рынок угля в Европе, но пока что собираются поэтапно ликвидировать отрасль к 2025 году.

Однако экологи опасаются, что «плата за мощность» для семи действующих угольных электростанций из бюджета вырастет до 453 млн фунтов стерлингов в течение ближайших четырех лет. А это сможет нарушить достижение цели.

Совет

На этой неделе правительство страны выделило еще 78 млн фунтов стерлингов, необходимых для открытия угольных электростанций в следующем году (включая 10 млн фунтов для Aberthaw, которая неоднократно нарушала ограничения выбросов, введенные постановлением Европейского суда в сентябре прошлого года). Экологи считают, что планы Великобритании вообще законодательно слабы. В решениях остались лазейки, которые угольщики активно используют, чтобы оставаться открытыми.

При этом в целом выбросы ПГ в Великобритании к 2015 году упали на 38% по отношению к базовому 1990 году – это одни из самых быстрых темпов падения, учитывая, что весь ЕС ставит задачу сократить эмиссию на 40% к 2030 году. Причина такой скорости – сокращение потребления угля в энергетике.

По данным Carbon Brief, в прошлом году использование этого вида топлива в стране опустилось на самые низкие за 150 лет уровни.

Среди факторов, поспособствовавших замещению угля: колебания относительных размеров оптовых цен на уголь и газ, рост углеродного налога в апреле прошлого года, закрытие сталелитейного завода в Редкаре, бурное развитие ВИЭ и восстановление ядерной энергетики.

В целом сегодня на уголь в генерации страны приходится всего 9%, и это рекордно низкий уровень. В то же время газ занял 43% в энергобалансе. Ветер и солнце – на первом месте по чистому приросту мощностей в энергетике ЕС за 2000-2016 годы

Ветер уже на пятом месте

Источник: http://east-eco.com/node/3328

Ссылка на основную публикацию