Как россия будет бороться с глобальным потеплением

Институт национальной энергетики

Министерство экономического развития РФ подготовило и направило на согласование новую версию законопроекта о регулировании выбросов парниковых газов.

Законопроект включает в себя как предложения по налоговой поддержке предприятий, которые сокращают выбросы парниковых газов, так и введение платежей за превышение лимитов выбросов. Инициатива министерства подразумевает запуск в Российской Федерации внутреннего рынка торговли единицами сокращения выбросов.

Насколько такой подход Минэкономики может повлиять на структуру российской экономики? Необходимо ли России отчаянно бороться с выбросами парниковых газов? И насколько вообще наша страна должна копировать западный подход в части контроля выбросов? В этих вопросах разобралось Федеральное агентство новостей.

Немного статистики

Начнем с неочевидной цифры: две трети добытого в 2017 году природного газа Россия потратила на внутреннее потребление. Львиная доля из этих 468 млрд куб.

Обратите внимание

м российского потребления природного газа пришлась не на промышленность, а на бытовое потребление газа и производство тепла и электроэнергии.

При этом электроэнергию в России в большинстве случаев производят по комбинированному циклу, с последующим отбором тепла на нужды отопления.

По совокупности бытовое потребление газа, расходы на жилищно-коммунальное хозяйство в виде котельных и ТЭЦ, а также использование газа в электроэнергетике составляют около 70% всего российского баланса «голубого топлива». На функционирование обширной газотранспортной системы страны тратится еще 10% потребления. И лишь порядка 17% «голубого топлива» потребляет российская промышленность.

Таким образом, на промышленное производство, часто достаточно энергоемкое в условиях отечественного климата и структуры экономики, страна тратит лишь около 80 млрд куб. м природного газа в год — почти втрое меньше, чем она отправила на экспорт (227 млрд куб. м) в 2017 году.

Кстати, расходы на газотранспортную систему России, а это около 47 млрд куб. м, — это своеобразная плата за экспортную газовую стратегию страны. Так как весьма очевидно, что расходы на газопроводы, в частности «натуральные», а также на газ для перекачивающих «голубое топливо» турбин, растут пропорционально длине обслуживаемого трубопровода.

Такая же ситуация наблюдается в России и с еще одним «виновником» парникового эффекта — каменным углем.

Поставки угля российским потребителям, по данным Министерства энергетики России, за последнюю пятилетку сократились более чем на 20 млн тонн — до 167 млн тонн в 2017 году.

В то же время экспорт вырос практически на треть и достиг 185 млн тонн в 2017 году, уверенно превысив внутреннее потребление. В этом году тенденция только усилилась.

Важно

При этом основой внутреннего потребления угля остается жилищно-коммунальное хозяйство страны (54%) и большая энергетика (46%). А как его сократить-то? Зиму ведь в России пока что указом Минэкономики не отменили, и половину года на большей части территории страны стоят нулевые или отрицательные температуры.

Но даже солидный объем потребления «грязного» каменного угля практически неизбежно сократится на 5 млн тонн в следующее пятилетие. Это произойдет за счет замены старых, отработавший свой ресурс угольных энергоблоков на российских ТЭС, построенных 40—50 лет назад, на новые, более эффективные — как угольные, так и газовые.

Кстати, в 46% потребления угля, опять-таки, большую часть составляет отрасль, для которой он по-прежнему незаменим, — это черная металлургия. Без коксующегося угля нет производства первичного металла — будь то в России, в США или в Китае. Все прочие альтернативы требуют даже большего объема первичной энергии — и, как следствие, создают более мощные выбросы парниковых газов.

В 2017 году Россия произвела около 84 млн тонн коксующихся углей. При этом, как и в случае с газом и с энергетическими углями, значительная доля этого продукта была отправлена на экспорт, в первую очередь в Китай. В целом же экспорт коксующегося угля и продуктов из него из России по всему миру достиг 22,6 млн тонн в 2017 году, что составило около 27% добытого.

Чтобы закончить рассказ о минеральных топливах, которые обычно считаются основными виновниками «глобального потепления», упомянем российскую нефть.

Здесь ситуация практически повторяет расклад с российскими газом и углем, с тем отличием, что основным потребителем продуктов переработки российской нефти выступает транспортная отрасль страны — за счет протяженности территории Российской Федерации.

Но в целом, ситуация обстоит ровно так же: экспорт нефти из нашей страны в 2017 году составил 256,79 млн тонн, а добыча — 548,8 млн тонн. Таким образом, на экспорт Россия отправляла около 46% добытой нефти, в то время как в отечественной экономике работало чуть больше половины добытого «черного золота».

Важное уточнение

Уже понятно, что в аргументе о «громадных парниковых выбросах» России, которую часто любят брать в качестве мерила неэффективности российской промышленности, имеется большая доля лукавства и сознательной лжи.

Совет

Фактически, весь экспорт России представляет собой «чистую» энергию — газ закачан в газопроводы, нефть погружена на танкеры, а уголь — в вагоны или даже частично переработан в кокс.

То же самое касается и энергоемких продуктов черной и цветной металлургии страны — для них «парниковая цена» уже сидит внутри стали, алюминия или титана.

Все энергетические затраты на такого рода операции уже понесены внутри самой России, а готовая продукция отправлена на экспорт и создает впечатление энергоэффективных экономик стран-импортеров.

При этом, как указывалось, «плата» России за магистральные трубопроводы составляет около 47 млрд куб. м в год. Для сравнения, расходы на всю промышленность страны не превышают 80 млрд куб. м природного газа в год.

Сравнимые величины!

Точно так же понятно, что сократить потребление газа, угля или нефтепродуктов российским населением можно исключительно за счет снижения его жизненных стандартов.

Например, мало кто задумывается, почему в английском языке гостиная называется living room («жилая комната»), в то время как спальня скромно именуется bedroom (буквально: «комната с кроватью»).

Для ответа на этот вопрос достаточно почитать классические английские романы: в начале сюжета вся английская семья чинно сидит возле камина в гостиной, зябко греясь возле его тусклого пламени в своих твидовых костюмах и попивая горячий five o’clock tea (вечерний чай).

После чего разбредается по холодным спальням, прячась от пронизывающего холода под толстыми одеялами.

Смешные ночные колпаки, которые то и дело оказываются спутниками европейских книжных героев, — тоже от традиции держать лишь одну теплую комнату в доме: чтобы в холодной спальне не отморозить случайно уши или лысину.

Обратите внимание

Ну а утренняя ситуация описана в массе произведений европейских классиков: разбить ледок в умывальнике, быстро умыться — и галопом бежать в какое-нибудь помещение, где много народу и есть центральное угольное (!) отопление.

Кстати, угольное отопление и угольно-газовое уличное освещение существовали в Англии вплоть до середины 1970-х годов, пока наконец в Северном море не открыли богатые залежи природного газа. После чего ситуация с зимним угольным смогом над крупными городами Великобритании была взята под минимальный контроль.

К нынешнему времени газовые месторождения Северного моря ожидаемо истощились — и Великобритания снова подсела на «российскую газовую иглу» поставок СПГ и трубопроводного газа. Ведь мало кому хочется снова жить в «романтическом» лондонском угольном смоге.

Мнение эксперта

За комментарием в части оценки проекта постановления Минэкономики ФАН обратилось к заместителю директора Института национальной энергетики Александру Фролову. Он высказал мнение как о самом проекте министерства, так и об общей ситуации с выбросами парниковых газов в мире.

«Комплексный подход, который должен несомненно учитывать такого рода законопроект, следует строить на основе разумного целеполагания. С чем мы боремся? С выбросами CO2 или других парниковых газов — или же с неким «глобальным потеплением», ни реальной динамики, ни первопричин и последствий которого мы даже сейчас толком не понимаем?» — задал обоснованный вопрос эксперт.

По словам Фролова, сама по себе идея борьбы с вредными выбросами в атмосферу, безусловно, является благородным и необходимым начинанием, однако попытка сведения ее к банальной торговле «килограммами CO2» может привести к строго противоположным результатам.

«Посмотрите, что с этим начинанием произошло в Европе, которая в середине 2000-х годов выступила флагманом этого процесса, — комментирует эксперт практику международного опыта.

— Неафишируемой, но очевидной целью европейских «углеродных» законов было желание обеспечить заказами свои отрасли промышленности, в первую очередь — производящие оборудование возобновляемой энергетики (ВЭ), для ветряных и солнечных электростанций».

Однако результат внезапно оказался совсем иным, добавил эксперт: европейские производства переехали в Китай, ведь там возник и свой рынок ВЭ, даже более мощный, чем в Европе. В КНР сосредоточены источники сырья, и там дешевая рабочая сила.

«В итоге европейские производители стали разоряться, а ажиотаж и бум в вопросе контроля парниковых выбросов и ВЭ ожидаемо пошел в Европе на спад», — отметил собеседник ФАН.

Исходя из этого, Фролов задает вопрос по экономическому смыслу законопроекта Минэкономики: какие отрасли российской экономики должна простимулировать их инициатива?

В настоящее время в России нет даже того, что было в Европе в середине 2000-х годов: своей производящей промышленности, которая работала бы в сфере производства оборудования для возобновляемой энергетики, пояснил эксперт. В то время как Китай, с его мощнейшей индустрией, никуда не исчез — и именно он вполне может стать главным выгодополучателем такого начинания.

«Еще один вопрос: а куда девать существующую в стране традиционную энергетику, которая «заточена» на использование минерального топлива? Куда, например, утилизировать только недавно построенные газовые электростанции, по которым, в частности, государство давало инвесторам четкие гарантии по сбыту их электроэнергии?» — интересуется специалист.

По оценке Фролова, именно в такую ситуацию попала совсем недавно Германия — ее буквально спасли от масштабного отключения сетей газовые станции, которые некоторые уже поспешили отправить на «свалку истории».

«Внезапно прошедшей зимой в Германии случилась неделя безветренной и облачной погоды, — напомнил заместитель директора Института национальной энергетики.

— И вдруг оказалось, что традиционная генерация — это единственное спасение в таком кризисе, который ни ветряки, ни солнечные батареи закрыть не могут просто физически.

Важно

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что в российских условиях это был бы уже не кризис, а катастрофа».

Так стоит ли России играться в «борьбу с глобальным потеплением»? Или просто, как говорится, «некоторые любят погорячее»?

Игра в борьбу

Конечно, в инициативе Минэкономики можно найти и рациональные моменты. Например, около 5% баланса добычи газа в стране скромно записываются в «сопутствующие потери». А это, на секундочку, около 34 млрд куб. м природного газа в год — потребление такой немаленькой страны, как Украина!

Значительная часть подобных производственных потерь — это сжигание попутного нефтяного газа, которое вот уже которое десятилетие наблюдается на российских нефтепромыслах. Уж сколько было принято обязывающих, штрафующих, запретительных и стимулирующих документов — а воз и ныне там.

В 2017 году, согласно спутниковым данным программы Всемирного банка, в России сжигалось 19,9 млрд куб. м попутного природного газа — четверть от потребленного российской промышленностью!

При этом общее снижение на 2,5 млрд куб. м сжигаемого газа (в 2016 году было и вовсе 22,4 млрд куб. м) вселяет надежду, но отнюдь не радует: Россия по-прежнему удерживает первое место по этому параметру бесхозяйственности. Тогда как, скажем, США, имея сравнимые с российскими уровни добычи нефти и природного газа, жгут «попутки» вдвое меньше.

Однако в целом, комментируя новую инициативу Минэкономики, можно лишь сказать: «Россия — не Европа».

Читайте также:  Что такое дробилка древесных отходов и как сделать своими руками

Российская Федерация — это северная страна, к тому же расположенная в центре самого крупного суперконтинента планеты Земля.

У нас невозможно просто «взять и заменить» уголь, нефть и газ на солнце или ветер: в стране просто нет ни необходимой солнечной инсоляции, ни устойчивых и сильных ветров.

В российских условиях любое сокращение потребления минерального топлива, будь то уголь, природный газ или нефть, необходимо увязывать не с абстрактными «квотами» по выбросам CO2 или других парниковых газов, а с реальными потребностями населения и промышленности, которые являются не их прихотями, а условием банального выживания.

Отсюда следует простая рекомендация — уходить от слепого копирования западного подхода с «монетизацией парниковых газов». Ведь она присваивает стоимость килограмму углекислого газа, но при этом никак не учитывает, например, стоимость киловатт-часа электроэнергии или гигакалории тепла, за которые в наших северных условиях платят население и промышленность.

Совет

Кстати, в логике «глобального потепления» жечь попутный нефтяной газ даже лучше. Дело в том, что выбросы метана тоже влияют на парниковый эффект, при этот эффект у метана в 28 раз сильнее, чем у углекислого газа, а в 20-летней перспективе — в 84 раза! Сжег метан — подогрел планету, выбросил в атмосферу — вскипятил.

Вот от этого и хочется предостеречь Министерство экономического развития: чтобы его инициативы, направленные на борьбу с глобальными эффектами, которые скорее на руку России и ее жителям, не заморозили россиян. И, конечно, не развалили существующую структуру российской промышленности, приспособившейся к выживанию в условиях нашей северной страны.

Источник: http://nazenergy.ru/?p=4242

Глобальная афера с глобальным потеплением

Один вулкан Пинатубо на Филиппинах за несколько дней выбросил в атмосферу столько же углекислого газа, сколько всё человечество за всё время своего существования!…

Профессор Иен Плаймер отлично сказал по этой теме. Если вы читали его книгу, то согласитесь, что это отличный вывод. Вот вам бомба:

Извержение исландского вулкана Эйяфьятлайокудль, и выделение им СО2 всего за 4 дня свело на нет ваши усилие сократить выбросы в атмосферу CO2, сделанное вами за 5 лет, – всеми вами. А теперь, учитывая извержение Гримсвотна 21 мая 2011 года, битву можно считать проигранной!

Конечно, вы знаете об этом злодейском углекислом газе, выбросы которого мы пытаемся понизить. Конечно, тяжело осознавать, что все усилия по снижению выбросов углекислого газа вылетели в трубу всего за 4 дня.

Всего за 4 дня один-единственный вулкан свёл на нет все ваши усилия. И на Земле постоянно активно около 200 вулканов, которые извергают из себя эту гадость ежедневно.

Совсем не хочется вас расстраивать, но должен заметить, что когда в 1991 году на Филиппинах проснулся вулкан Пинатубо, то извергнул в атмосферу больше парниковых газов, чем всё человечество за всю историю своего существования.

А есть ещё лесные пожары, например, сейчас горит западная часть США, а также Австралия, и только они одни сделают бесполезными все наши усилия сократить выбросы CO2 на следующие пару-тройку лет.

А ведь крупные лесные пожары в мире происходят каждый год. И только недавно правительства пытались наложить на нас налоги на углеродные выбросы на основании фальшивки о «вызванных человеком» изменениях климата.

Обратите внимание

Да, знаете, почему они перестали употреблять выражение «глобальное потепление» и изменили его на «изменение климата»? Это потому, что планета за последние сто лет остыла на 0,7 градуса, и эти климатические клоуны со своими предсказаниями сели в лужу.

И помните, что на вас всё ещё могут быть наложены квоты схемы по торговле выбросами, что является просто ещё одним, и очень существенным налогом, который приведёт только к тому, что опустошит ваши карманы. И уж точно не остановит новые выбросы новых вулканов…

источник

Киотский протокол афёра рубежа тысячелетий?

Борис Берри

«Киотский протокол» – дополнительный документ к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (1992). Он был подписан в Киото (Япония) в декабре 1997 года 159 государствами, и открыт для подписания 16 марта 1998 года.

Его цель – борьба с глобальным потеплением климата, которое, по мнению киотских специалистов, вызвано углекислым газом СО2, возникающем при сжигании топлива (угля, нефти, газа и всего прочего, что горит).

Только с 16 февраля 2005 года, когда Россия ратифицировала этот договор, «Киотский протокол» вступил в действие.

Он является руководящим документом по меньшей мере для 55 стран, которые производят не менее 55% от общих выбросов СО2.

Гораздо раньше были созданы климатические модели (Берри и др., 1983, Берри, 1992) и собраны материалы, свидетельствующие о том, что увеличение газа СО2 в атмосфере не влияет на глобальную температуру (Сорохтин, Ушаков, 1991).

И вот в такой ситуации появляется «Киотский протокол», цена которого – порядка триллиона долларов. Его руководители готовы потратить сколько угодно денег на борьбу с отсутствующими угрозами и на создание множества необоснованных, но дорогостоящих климатических моделей.

МГЭИК (IPCC) – это Межправительственная группа экспертов по изменению климата, которая занимается вопросами техногенного потепления. Она была создана Всемирной метеорологической организацией (ВМО) и Программой ООН по окружающей среде в 1988 году.

Источник: http://www.softmixer.com/2011/07/blog-post_3152.html

Медведев в блоге объяснил мировым лидерам, как бороться с глобальным потеплением

ВСЕ ФОТО

Президент РФ Дмитрий Медведев призвал крупнейшие экономики мира “одномоментно принять на себя” необходимые обязательства, касающиеся эмиссии парниковых газов. Об этом президент заявил в новой записи в своем видеоблоге.

“Крупнейшие экономики мира, а значит – и крупнейшие эмитенты парниковых газов (такие как США, Китай, Индия, Россия, Бразилия и другие) – должны одномоментно принять на себя необходимые обязательства и неукоснительно их соблюдать”, – цитирует Медведева “Интерфакс”. “Хотел бы специально это подчеркнуть: это должны быть одномоментно принятые обязательства – и обязательства, которые мы будем соблюдать вместе. Наши разрозненные усилия будут безрезультатными и бессмысленными”, – отметил Медведев.

Он сообщил, что планирует принять участие в международной конференции ООН по климату, которая проходит в эти дни в Копенгагене.

“Я планирую принять в ней участие, чтобы способствовать принятию тех решений, которые объединят усилия всех стран – именно всех стран.

Это критически важно, ведь от наших договоренностей зависит качество жизни будущих поколений на нашей планете”, – подчеркнул президент РФ.

Важно

По его мнению, “необходимо использовать дифференцированный подход к формированию обязательств развитых и развивающихся государств: мы все находимся в разной ситуации”.

“Нужно, чтобы они (обязательства) не противоречили экономическим возможностям и, что очень важно, приоритетам развития каждой из стран.

Понятно, что у молодых индустриальных экономик будет большая потребность в энергоресурсах, чем у постиндустриальных держав, которые развили свою экономику”, – считает президент РФ.

Россия уже заявила о возможности снижения своих выбросов на 25% к 2020 году.

Напомним, саммит стран-участниц Рамочной конвенции ООН проходил в Копенгагене 7-12 декабря. В нем принимают участие представители 193 стран мира.

На встрече планировалось разработать и заключить новое соглашение по ограничению выбросов парниковых газов взамен Киотского протокола, завершающего свое действие в 2012 году.

Кульминацией форума станет прибытие в Копенгаген глав государств и правительств 17-18 декабря”, в том числе президента России Дмитрий Медведева и президента США Барака Обамы.

Незадолго до саммита, в ноябре, разразился скандал, получивший название “климатический Уотергейт” (“Климатгейт”).

Хакеры, возможно, из России, взломали сайт британского университета Восточной Англии и выложили в открытый доступ сотни электронных писем, из которых следовало, что специалисты занимаются подтасовкой данных, стремясь доказать, что глобальное потепление вызвано деятельностью человека.

Источник: https://www.newsru.com/russia/14dec2009/videoclimat.html

Борьба с глобальным потеплением требует технологий, которых у нас нет

22 апреля 2016 года участники Конференции по климату в Париже подписали Парижское соглашение, которое регулирует меры по снижению углекислого газа в атмосфере с 2020 года.

На сегодняшний день Парижское соглашение — главная надежда человечества остановить потепление до того, как мы достигнем «точки невозврата» в виде необратимого процесса, который поддерживает сам себя (потепление вызовет таяние ледников и оттаивание вечной мерзлоты, из-за чего увеличится количество выбросов CO2, усилится парниковый эффект, произойдёт дальнейшее потепление и так далее).

Цель соглашения — удержать рост глобальной средней температуры ниже 2 °C и «приложить усилия» для ограничения роста температуры величиной 1,5 °C (см. спиральный график). Для этого участники соглашения договорились после «максимально скорого» достижения пика эмиссии CO2 начать снижение выбросов углекислого газа.

https://www.youtube.com/watch?v=7yrviI2Nt14

К сожалению, не всё так просто. Снижения выбросов CO2 может оказаться недостаточно, чтобы остановить разогрев Земли.

Эта тема затрагивается в докладе по технологиям «негативных выбросов», составленного учёными из более 20 стран, входящими в Научный консультативный совет европейских академий.

Под «негативными выбросами» подразумевается очистка атмосферы от парниковых газов, прежде всего — углекислого газа.

В своём отчёте академики ещё раз говорят общеизвестные вещи: в данный момент человечество не предпринимает достаточно усилий, чтобы остановить глобальное потепление. Мы даже близко не приблизились к траектории, которая позволит ограничить нагрев атмосферы 2 °C.

Совет

Что ещё хуже, в последнее время учёные обсуждают теорию, что даже снижения выбросов CO2 будет недостаточно, чтобы остановить спираль разогрева.

Климатологи считают, что мы уже загнали себя в достаточно сложное положение — осталось мало времени.

И теперь чтобы вписаться в рамки 2 °C, придётся не только сократить выбросы, но и активно изымать парниковые газы из атмосферы, иначе процесс разогрева планеты примет необратимый характер.

Это ставит перед человечеством сложный вопрос: сумеем ли мы разработать и масштабировать технологии по удалению CO2 из атмосферы в достаточно короткий срок, пока не начался необратимый разогрев? В докладе рассматриваются семь способов удаления CO2 из атмосферы:

  • Восстановление лесных массивов
  • Рациональная обработка почв для увеличения там содержания углерода
  • Биоэнергетика с захватом и хранением углерода (BECCS)
  • Продвинутое выветривание (когда силикаты или карбонаты растворяются в дождевой воде, из атмосферы поглощается CO2)
  • Прямой захват воздуха и хранение углерода (DACCS)
  • Фертилизация океана (планктон и другие растения захватывают CO2 из атмосферы и преобразуют его в органическое вещество)
  • Захват и хранение углерода (CCS)

По каждой из этих технологий учёные публикуют анализ реалистичности и прогноз. К сожалению, прогнозы неутешительные.

Чтобы выйти на траекторию ограничения нагрева в пределах 2 °C, нужно к 2050 году ежегодно удалять из атмосферы по крайней мере 11 млрд тонн CO2 для компенсации эмиссии. Учёные считают, что на практике таких показателей будет трудно добиться по разным причинам.

Например, восстановление лесных массивов в необходимом количестве для связывания углекислого газа из атмосферы потребует засеять новыми лесами от 320 млн до 970 млн гектаров, что составляет 20-60% пахотных земель человеческой цивилизации. При этом лесам требуются десятилетия, чтобы вырасти, есть риск обратного освобождения CO2 в результате пожаров и другие проблемы.

Успешные примеры восстановления есть: например, Китай вложил более $100 млрд в восстановление лесов на площади 434 000 км². Но это единичные примеры.

Специалисты считают, что только некоторые из перечисленных вариантов могут масштабироваться и удалять из атмосферы максимум 3−4 млрд тонн углекислого газа. Но это теоретическая возможность.

В реальности ни один из этих вариантов сейчас не продвигается во всемирном масштабе и не развивается достаточными темпами. Казалось бы, восстановление лесных массивов и накопление углерода в почве выглядят наиболее простыми вариантами.

Но на самом деле человечество в данный момент делает прямо противоположное: вырубает леса и способствует деградации почвы. Из-за этого выбросы углекислого газа только увеличиваются, а не уменьшаются.

Учёные считают, что для предотвращения дальнейшего глобального потепления потребуется не только сократить выбросы CO2, но и применить весь арсенал технологий, которые имеются в наличии у человечества.

Читайте также:  Как сдать оружие на утилизацию по всем правилам закона

Источник: https://habr.com/post/409989/

Газ вместо угля. Почему Россия поддерживает борьбу с глобальным потеплением

30 ноября в Париже открылась Климатическая конференция ООН.

Ее целью (которая едва ли будет достигнута в этом году) является договоренность о новом соглашении по ограничению выбросов парниковых газов (взамен Киотскому протоколу).

В первый день Конференции выступил на ней и Владимир Путин. Речь президента РФ ни в коей мере не ставила под сомнение саму постановку задачи, в ней всячески акцентировалась важность борьбы с глобальным потеплением.

Такая оценка была ожидаема, хотя на первый взгляд у кого-то могла вызвать недоумение. Ведь Россия, как крупнейший экспортер традиционных энергоносителей, заинтересована в сохранении и развитии этого сегмента энергетики.

Тем не менее, подход российской стороны к проблеме является абсолютно правильным.

Обратите внимание

Каковы бы не были реальные причины глобального потепления, решение подыграть западной «зеленой секте» отвечает российским национальным интересам.

Конечно, курс на ограничение углекислотных выбросов будет стимулировать усилия по внедрению возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Однако, последние годы рост доли ВИЭ очевидно оторвался от «зеленой» тематики и стал рассматриваться большинством стран как способ решить часть энергетических проблем опорой на собственные силы и минимизировать зависимость от импорта энергоносителей.

Этому способствовал и рост цен на традиционные энергоносители, которые мы видели в период с 2000 по 2014 год – в первую очередь, рост цен на нефть и газ.

В результате, еще недавно, до падения цен, газовая электрогенерация оказывалась немногим дешевле электричества из ветряков, если газ приобретался, к примеру, по азиатским ценам (еще полтора год назад – 500 долларов за тыс. кубометров газа).

Уголь, правда, выигрывал и выигрывает по цене и у газа, и, разумеется, у ВИЭ.

И тут мы подходим к основной причине, по которой Россия поддерживает борьбу с глобальным потеплением.

Весь опыт прошедшего десятилетия показывает, что быстро нарастить долю ВИЭ в глобальном масштабе не удастся.

Поэтому единственным способом более-менее оперативно ограничить эмиссию углекислоты – это курс на постепенный отказ от угля и замещение его газом.

Ведь при сжигании природного газа выделяется в два раза меньше углекислого газа по сравнению с углем (в расчете на единицу получаемой энергии).

Но экономически уголь в большинстве регионов мира оказывается выгоднее газа даже сейчас, когда цены на газ упали до уровня, не обеспечивающих долгосрочную рентабельность инвестиций в добычу и транспортировку.

Важно

Поэтому стимулировать отказ от угля можно только через неэкономические меры воздействия, в частности – через обязательства по ограничению объемов углекислотных выбросов.

А угля в мире по-прежнему потребляется много, около трети от суммарного потребления энергоресурсов. Несмотря на то, что «угольный век» формально закончился еще 100 лет назад. Какова реальная доля ВИЭ в мировом масштабе – тоже хорошо видно.

Источник: ourfiniteworld.com по данным BP

Половина из этого мирового потребления угля приходится на Китай, где потенциал роста спроса на газ через снижение спроса на уголь практически неограничен.

Разумеется, Россия, как обладатель крупнейших в мире запасов газа, заинтересована в описанном сдвиге, чем и объясняется отношение к проблеме.

Кроме того, остаются еще сюжеты второго порядка, где борьба с глобальным потеплением может сыграть нам на руку. Например, снижение доли углеводородной энергетики укрепит и позиции «Росатома» на зарубежных рынках. Ведь атомная энергетика в контексте выбросов парниковых газов может рассматриваться как полный эквивалент ВИЭ.

Еще пример, из другой области. В Соединенных Штатах вот уже несколько лет идет дискуссия (серьезность и масштаб проблемы – пока неочевидны) об утечках метана при добыче сланцевого газа (который, напомним, в основном из метана и состоит).

Так как при добыче применяется мощное воздействие в виде гидроразрыва пласта, часть добываемого топлива может улетать в атмосферу. Но дело в том, что парниковый эффект от метана в несколько раз больше, чем от выбросов углекислого газа.

То есть такая неконтролируемая эмиссия намного вреднее, чем, если бы этот «утекающий» газ улавливался и сжигался бы даже без его полезного применения.

Источник: https://www.nalin.ru/gaz-vmesto-uglya-pochemu-rossiya-podderzhivaet-borbu-s-globalnim-potepleniem-3009

Как остановить глобальное потепление — начни с себя!

В новом докладе, обнародованном в сентябре 2018 года, ведущие ученые-климатологи бьют тревогу.

Наших нынешних действий недостаточно для того, чтобы остановить потепление планеты. Ученые предупреждают, что температура планеты может повыситься еще на 1,5 C, что выше этого порога в экологии начнутся необратимые изменения.

То, что климат планеты меняется, не вызывает сомнений, и некоторые последствия глобального потепления уже влияют на нас.

Совет

Повышение температуры увеличило риск наводнений в Майами и в других местах, поставило под угрозу жизни миллионов людей вдоль реки Брахмапутра на северо-востоке Индии и негативно влияет на размножение растений и животных.

Нам больше не нужно спрашивать себя, происходят изменения климата и вызваны они деятельностью человека. Вместо этого мы должны спросить себя:

«Что могу сделать именно я и сейчас?»

Оказывается, немало.

1. Что должно сделать человечество в первую очередь?

Главная цель — сократить использование ископаемого топлива, как нефть, уголь и природный газ, и заменить их на возобновляемые и экологически чистые источники энергии, увеличивая при этом энергоэффективность.

«К концу следующего десятилетия мы должны сократить выбросы CO2 почти вдвое (на 45%)», — отмечает Кимберли Николас, доцент Центра исследований устойчивого развития при Университете Лунда (LUCSUS) в Швеции.

Цель номер один – заменить ископаемое топливо возобновляемыми источниками энергии

Путь к этой цели предусматривает ежедневные решения, как частичный отказ от поездок автомобилем и уменьшения количества авиаперелетов, переход на «зеленого» энергопоставщика и некоторые изменения в рационе и выборе пищевых продуктов.

Кажется, проблема глобального потепления не исчезнет, если несколько сознательных личностей начнут покупать экологические продукты или пересядут на велосипед.

Однако многие эксперты соглашаются, что такие решения важны — они влияют на поведение наших знакомых, заставляя их также рано или поздно менять свой образ жизни.

Другие изменения предусматривают глубокие системные трансформации, как модернизация субсидий для энергетической и пищевой промышленности, которые и до сих пор поощряют использование ископаемого топлива.

А также установление новых правил и инициатив для таких отраслей, как сельское хозяйство, лесная промышленность и утилизации отходов.

Один из хороших примеров важности этого касается хладагентов.

Инициативная группа исследователей, бизнесменов и НДО под названием Drawdown обнаружила, что отказ от гидрофторуглеродов (химических веществ, которые используют в холодильниках и кондиционерах) является эффективным способом сократить вредные выбросы в атмосферу.

Это связано с тем, что гидрофторуглероды в 9 000 раз сильнее влияют на потепление, чем выбросы CO2. Два года назад 170 стран мира согласились постепенно отменять использование этого агенту начиная с 2019 года.

2. Разве я могу повлиять на изменение способов производства и субсидирования отраслей?

Да, это возможно. Пользуясь своими правами граждан и потребителей, мы можем осуществлять давление на правительство и корпорации и требовать от них необходимых системных изменений.

Другой способ, которым начали активно пользоваться университеты, религиозные группы, а в последнее и время и на общегосударственном уровне, это влияние на финансовые учреждения.

Обратите внимание

Он предусматривает отказ от акций производителей ископаемого топлива или игнорирование банков, которые инвестируют в отрасли с высоким уровнем вредных выбросов.

Лишившись финансовых инструментов, связанных с производством ископаемого топлива, организации, с одной стороны, принимают меры по климатическим изменениям, а с другой — получают экономическую выгоду.

3. А что, кроме этого, можно изменить в своей повседневной жизни?

Исследования 2017 года, проведенное в соавторстве с доцентом Кимберли Николасом, оценило эффективность 148 мероприятий, которые может осуществить каждый отдельный человек ежедневно.

На первом месте оказался отказ от поездок автомобилем.

В сравнении с ходьбой, велосипедом или общественным транспортом автомобиль гораздо больше загрязняет окружающую среду.

Согласно одному рейтингу, отказ от поездок на автомобиле является самой эффективной мерой, которую может осуществить отдельный человек

В промышленно развитых странах, например, ЕС, отказ от поездок автомобилем сокращает выбросы CO2 в атмосферу на 2,5 тонны — около четверти от среднегодового показателя на человека (9,2 тонны), отмечает Организация экономического сотрудничества и развития.

«Мы должны выбирать более эффективные транспортные средства и, по возможности, переходить на электромобили», — говорит Мария Вирджиния Виларино, соавтор отчета Межправительственной панели по проблемам изменений климата.

4. Но разве возобновляемые источники энергии не слишком дорогие?

В действительности, возобновляемые источники энергии, как ветер и солнце, становятся все более дешевыми во всем мире (хотя окончательные затраты зависят от местных условий).

В последнем отчете международного агентства по возобновляемой энергии (Ирэна) было установлено, что некоторые из самых распространенных источников энергии, таких как солнечная, геотермальная, биоэнергетическая, гидроэнергетическая энергия и береговые ветры, к 2020 году будут такими же по цене или дешевле ископаемого топлива.

Некоторые из них уже экономически более выгодные.

Солнечная энергия сейчас является самым дешевым источником электроэнергии для многих домохозяйств в Латинской Америке, Азии и Африке

Стоимость солнечных панелей для коммунальных предприятий уменьшилась на 73% с 2010 года. Так, солнечная энергия стала самым дешевым источником электроэнергии для многих домохозяйств в Латинской Америке, Азии и Африке.

В Великобритании береговой ветер и солнечная энергия успешно конкурируют с газом и к 2025 году станут самым дешевым источником производства электроэнергии.

Некоторые критики утверждают, что эти цены не учитывают средства на интеграцию возобновляемых источников энергии в электроэнергетическую систему — но последние данные свидетельствуют о том, что эти расходы являются достаточно умеренными и доступными целом.

5. Могу ли я повлиять на ситуацию, изменив свой рацион?

Это — важный фактор. Фактически, после ископаемого топлива пищевая промышленность, и в частности мясо-молочная отрасль, является одной из главных причин изменений климата. Если бы крупный рогатый скот была отдельным государством, она стала бы третьим крупнейшим эмитентом парниковых газов в мире после Китая и США.

Мясная промышленность способствует глобальному потеплению в трех основных направлениях.

Во-первых, срыгивание, которое происходит у коров в процессе переваривания пищи, высвобождает много метана, который является парниковым газом. Во-вторых, кормить их кукурузой и соей делает процесс малоэффективным.

Если бы крупный рогатый скот был отдельным государством, он стал бы третьим крупнейшим эмитентом парниковых газов в мире

И, наконец, они также нуждаются в большом количестве воды и удобрений, которые выделяют парниковые газы. А также земель, которые часто получают путем вырубки лесов — еще одной причины выбросов углерода.

На самом деле, чтобы изменить ситуацию, не нужно сразу становиться вегетарианцем или веганом.

Достаточно лишь снизить количество потребления мяса.

Если животный белок в вашем рационе сократится на половину, вы сможете уменьшить свой «углеродный след» (деятельность, которая приводит к выбросам вредных газов в атмосферу) на более 40%.

Более масштабным мероприятием было бы что-то вроде отказа от мяса в офисных обедах, как в этом году сделала фирма WeWork.

6. Действительно ли авиаперелеты наносят такой урон?

Самолеты работают на ископаемом топливе, и пока что эффективной альтернативы этому нет.

Хотя некоторые попытки использования солнечных батарей для длительных перелетов и увенчались успехом, говорить о коммерческие рейсы на солнечной энергии пока рано.

По данным исследования Кимберли Николаса, стандартный трансатлантический перелет в обе стороны вызывает выбросы около 1,6 тонны CO2. Это равно ежегодным выбросам на одного человека в Индии.

Важно

И подчеркивает неравенство в проблеме климатических изменений: хотя летает относительно небольшое количество населения, а часто это делает еще меньше число, страдать от экологических последствий будут все.

Уже существует немало групп ученых и представителей общественности, которые отказываются от авиаперелетов или по крайней мере уменьшают их количество. Выход из ситуации — виртуальные конференции и совещания, отдых на местных курортах и путешествия поездом вместо самолета.

Хотите знать, в какой степени ваши перелеты влияют на изменения климата, воспользуйтесь калькулятором (на английском языке), который разработали исследователи из Калифорнийского университета в Беркли.

7. Имеет ли значение, что я покупаю в магазинах?

Да. Потому что почти все, что мы покупаем, вызывает выбросы вредных газов или на этапе производства, или во время транспортировки.

К примеру, на производство одежды приходится около 3% мировых выбросов CO2, в основном из-за использования энергии в производстве. Мода быстро меняется, и невысокое качество вещей способствует тому, что мы быстро выбрасываем и покупаем новые.

Международные перевозки товаров морем или воздухом, также наносят вред.

Продукты, которые поставляют из Чили и Австралии до Европы, или наоборот, имеют больше «продовольственных миль» (то есть более длинный путь «с поля к столу»), а потому оставляют больший углеродный след, чем местная продукция.

На производство одежды приходится около 3% мировых выбросов СО2 Getty

Но и это не всегда так, поскольку выращивание несезонных овощей и фруктов в энергоемких теплицах также вызывает выбросы в атмосферу.

Лучше всего-это сезонная еда, выращенная поблизости. Хотя вегетарианское питание по уровню безвредности для экологии все равно преобладает.

Читайте также:  Дачная печь для сжигания отходов и мусора

8. Имеет ли значение количество детей в моей семье?

Исследования Кимберли Николаса показало, что меньшее количество детей в семье способствует меньшим объемам выбросов, сокращая их почти на 60 тонн ежегодно. Но это — довольно противоречивый вывод.

С одной стороны, вы несете ответственность за климатические изменения, которые повлечет жизнедеятельность ваших детей, с другой — большое значение играет место рождения детей.

Если мы отвечаем за влияние на экологию наших детей, тогда отвечают наши родители за наши действия? А как быть с правом каждого человека иметь детей?

Совет

Возможно, вопрос надо ставить не о количестве детей, а о воспитании следующего поколения осознанных и ответственных людей, способных решить проблемы экологии.

Это — сложные, философские вопросы — и мы не будем пытаться ответить на них здесь.

Рожая детей, мы увеличиваем потенциальную угрозу планете, но именно они могут стать первым поколением, которое будет жить экологическим и осознанной жизнью

Хотя в среднем жизнедеятельность каждого человека приводит к примерно 5 тонн выбросов CO2 в год, в каждой стране это число может заметно отличаться.

В развитых странах, как США и Южная Корея, средние показатели будут выше — 16,5 и 11,5 тонн на человека соответственно. Для сравнения в Пакистане и Филиппинах — около 1 тонны.

Даже в пределах одной страны побогаче класс вызывает больше выбросов, чем люди, имеют меньший доступ к товарам и услугам.

И следовательно в вопросе с детьми, речь идет не о том, сколько их у вас, а скорее — какие доходы имеет семья и какой ведет образ жизни.

9. Хорошо, я ем меньше мяса и меньше летаю, но другие не собираются этого делать. То какая разница?

Социологи обнаружили, что когда один человек выбирает более экологический образ жизни, а другие следуют ее примеру.

Это доказывают выводы четырех исследований:

  • Клиенты в одном американском кафе, которым говорили, что 30% американцев стали есть меньше мяса, вдвое чаще заказывали вегетарианский обед.
  • В одном онлайн-опроса половина респондентов рассказали, что стали меньше летать, после того как кто-то из их знакомых отказался от авиаперелетов из-за изменения климата.
  • Жители Калифорнии чаще устанавливали солнечные батареи, если таковые были в их соседей.
  • Активные члены сообщества могли легче убедить людей установить солнечные панели, если они стояли в их домах.
  • Социологи объясняют это тем, что мы постоянно сравниваем свой образ жизни с действиями нашего окружения и, исходя из них, формируем свою систему координат.

10. Что делать, если я не могу уменьшить количество перелетов или отказаться от автомобиля?

Если вам никак не удается изменить свой образ жизни, опцией может стать вклад в надежный экологический проект.

Это не означает, что вы таким образом снимаете с себя ответственность, но дает вам еще один способ компенсировать негативные последствия своей деятельности для планеты.

На сайте Климатической конвенции ООН есть информация о десятках таких проектов во всем мире. А чтобы выяснить, сколько выбросов должны возместить именно вы, воспользуйтесь удобным калькулятором (на английском языке).

Обратите внимание

Кем бы вы не были, фермером на кофейной плантации в Колумбии или владельцем дома в Калифорнии, климатические изменения скажутся на вашей жизни.

Но справедливо и другое: ваши действия повлияют на планету в ближайшие десятилетия лучше или хуже. Решать вам!

Источник: https://bad-android.com/blogs/41132-kak-ostanovit-globalnoe-poteplenie-nachni-s-sebya

России не стоит бороться с «глобальным потеплением», или как убедить Евросоюз тушить лесные пожары в Сибири

В ноябре в Бонне пройдет ежегодная конференция ООН по климату.  В связи с предстоящим событием DW опубликовала статью  «Глобальное потепление – 2017. Что Россия делает не так».  DW попросила экологов и активистов оценить, эффективно ли Россия борется с глобальным потеплением

На вопрос: «Что Россия делает не так?» я ответил бы просто: Россия, не разобравшись в ситуации, подписала Парижское соглашение и бездумно тратит деньги, выделяя их недоразвитым странам. Прошедшей зимой, когда китайские градусники не смогли показать -600С, жители Ханты-Мансийска только мечтали о потеплении. К тому же, это во Франции неурожай винограда, а в России всё нормально.

С моим мнением естественно не согласятся господа, участвовавшие в опросе DW, но на основе  их цитат докажу, что они не правы.

«Даже если выполнять все обещания, к 2030 году Россия будет глубоким аутсайдером по энергоемкости экономики”.

 Парижское соглашение предлагает бороться с углекислым газом. Наши леса перерабатывают не только российский, но и европейский техногенный углекислый газ. Поэтому энергоёмкость наша внутренняя проблема, связанная с климатическими особенностями страны.

“Мировой рынок сам снизит выбросы двуокиси углерода в атмосферу, когда страны, в первую очередь, конечно, азиатские, сократят потребление угля и перестанут закупать его в России, – говорит Алексей Кокорин. В цитате есть некоторая недосказанность, я её понял следующим образом.

“Мировой рынок сам снизит выбросы двуокиси углерода в атмосферу, когда страны, в первую очередь, конечно, азиатские»  перейдут на американский уголь, потому что он дороже и придётся экономить деньги на его закупку.

Основной парниковый газ, это водяной пар. Основное свойство парникового эффекта не повышение температуры, а выравнивание перепада между дневными и ночными значениями. В пустынях содержание водяного пара в воздухе минимально, поэтому суточные колебания температуры достигают пятидесяти градусов.

Основная опасность угольных электростанций сажа, которая выпадая на поверхность ледников, изменяет отражающую способность льда и ускоряет их таяние. Технически проблема решаема.

Необходимо отказаться от  угольных электростанций малой мощности, а на мощных  электростанциях установить эффективные  фильтры.

«По-настоящему на уровень углекислого газа повлияет трансформация энергетики и сохранение леса. Причем охраной леса, хоть он и компенсирует только 20% от нынешних выбросов в секторах экономики РФ, нужно заниматься в первую очередь, считают эксперты».

На территории России находится 25% лесов планеты. Неужели они не могут поглотить 5% мировых выбросов? Здесь явное незнание арифметики.  К тому же на климат большее влияние оказывают гидроэлектростанции не выбрасывающие СО2  в атмосферу.

“Компенсирующие посадки – это неплохо, ведь деревья сажают не только для борьбы с потеплением. Но новое дерево растет 50-70 лет. С точки зрения глобального баланса СО2 важно не нарастить сток углекислого газа (это нереально), а по максимуму сохранить старые леса”, – считает Алексей Кокорин».

Важно

Господин Кокорин не знает, что такое климат и от чего он зависит. За десять лет посадки сосны образуют плотную крону, под которой снег тает на две – три недели позже, чем на открытой местности. Для России это почти 10% тёплого периода.

Пятилетний сосновый лес задерживает таяние снега на неделю. Посадки леса на больших территориях, в поймах рек, вдоль логов не только сократят количество углекислого газа в атмосфере, но и охладят планету.

В средней полосе летняя температура воздуха в лесу и на открытой местности достигает восьми градусов.

«Сохранению старых лесов мешают пожары и массовые вырубки. Только за последние 15 лет Россия потеряла почти 45 млн гектаров деревьев – абсолютный мировой антирекорд.

Более 90% всех пожаров в России происходят по вине человека, – поясняет специалист по природоохранному законодательству “Гринпис России” Михаил Крейндлин.

 В этом году сгорело 8 млн гектаров, а в 2012 году – самом губительном для Сибири – от 13 до 17 млн гектаров (примерно половина территории Германии)».

С мнением Михаила Крейндлиа я полностью согласен. В 1982 году на кафедре аэросъёмки нам показывали снимки,  полученные с  помощью прибора изготовленного в МИИГАиКе. На этих снимках был послойно, в зависимости от температуры,  изображён дым, идущий из трубы ТЭЦ. В 1982  году уже  была создана  высокочувствительная инфракрасная аппаратура. За 39 лет технологии шагнули далеко вперёд.

При желании победить лесные пожары на больших площадях, можно запустить несколько спутников с высокочувствительной инфракрасной аппаратурой на геостационарную орбиту,  и предотвращать пожары на стадии возгорания. Этого до сих пор не сделано.

Это направление  даже не обсуждалось, но Сергей Шойгу не победив пожары, стал героем России. Тут возникает интересная тема. Пожар на большой площади снижает атмосферное давление и меняет направление движения устойчивых ветров, то есть это своего рода климатическое оружие.

Совет

Во Франции не урожай винограда, в России невиданный урожай пшеницы.  Думайте господа!

“В идеале, все леса в России нужно разделить на две части: условно, три четверти лесов вообще освободить от коммерческих рубок, одну четверть оставить на вырубки, но вести более эффективное лесное хозяйство, с гораздо большим доходом на единицу площади. Об этом много что говорится, но очень мало что делается”, –  уверен Алексей Кокорин.

В этом направлении делается очень мало, потому, что определённая категория «бизнесменов» имеет на этом большие деньги. Большие деньги можно победить только очень большими деньгами.

 По последним данным, найденным в интернете, торговля квотами на выбросы углекислого газа в Европе достигала 127 миллиардов долларов в год.

Это сумма, которую потенциально готовы платить европейцы за «климатическую безопасность» в виде охраны российских лесов.

«Экологи признают, что выводить людей на улицы все сложнее, а главное – не так эффективно».

Зачем работать по мелочам, когда можно работать на большую аудиторию. Министр комплексных экологических преобразований Франции Николя Юло обнародовал   технически выполнимое без ущерба для  интересов промышленников предложение об  «углеродном нейтралитете» к 2050 году. Николай Кокорин для реализации своих предложений  по сохранению лесов мог бы поддержать идею «углеродного нейтралитета».

Программа по реализации углеродного нейтралитета должна выглядеть следующим образом.

Для  каждого предприятия заводится паспорт «углеродного нейтралитета», в котором указывается количество углекислого газа, выбрасываемое предприятием и координаты леса регенерации на охрану и содержание которого предприятие выделяет деньги.

Такие паспорта позволят реально оценить баланс между выбросами СО2 и их регенерацией и разработать программу по созданию дополнительных лесов регенерации.

Обратите внимание

Судя  по количеству выбросов  и площади лесов, в  ЕС не найдётся достаточных площадей лесной регенерации. Европейцам, если они действительно хотят добиться «углеродного нейтралитета»  придется арендовать лесные площади в России.

При достаточном финансировании охраны, ни одно дерево не будет срублено без разрешения экологов. Если кто-то  не верит,  пусть попробует сделать, что-то подобное в Завидовском заповеднике.

Егеря, с которыми приходилось «пить чай» на базе отдыха в заповеднике, рассказывали, как вправляли мозги непонятливым господам со звёздами.

Кроме России относительно большими территориями владеет Бразилия и Канада. Но Бразильские леса находятся в южном полушарии и по розе ветров не являются поглотителями европейского техногенного СО2.  Канадские леса не смогут обеспечить углеродного нейтралитета даже для США. К тому же у Канады нет такой возможности, как у России для  увеличения площади существующих лесов.

Не смотря на то, что идея «углеродного нейтралитета» принадлежит французам, она может заинтересовать и Германию.

Из статьи  «Новое правительство ФРГ: путь к “Ямайке” блокируют беженцы и климат»  узнал то, что  “Зеленые” обвиняют консерваторов и либералов в забвении их обещаний по снижению выбросов углекислого газа в атмосферу. А председатель депутатской группы ХСС Александер Добриндт обвиняет зелёных за нежелание учитывать проблемы миграционного кризиса.

В сложившейся ситуации могу сказать, что программа «углеродного нейтралитета» может убрать эти противоречия. С одной стороны будет достигнуто равновесие между выбросами в атмосферу углекислого газа и его утилизацией без снижения темпом развития  германской промышленности.

С другой стороны можно привлечь мигрантов к работам по созданию лесов регенерации на территории России с условием того, что вид на жительство в Германии будет даваться только тем, кто не менее года проработает в Сибири на создании лесов регенерации. Для не знающих Сибири, скажу – лето переносится в этих краях не легче, чем зима.

Важно

При таких условиях только желающие адаптироваться к германской культуре пойдут на это испытание.

Две главных страны ЕС могут получить выгоду от сотрудничества с Россией по направлению, в котором нет никаких санкций против России, что в конечном итоге позволит создать независимый Евросоюз.

Александр Уфаев специально для Planet Today

Источник: https://planet-today.ru/geopolitika/item/77994-rossii-ne-stoit-borotsya-s-globalnym-potepleniem-ili-kak-ubedit-evrosoyuz-tushit-lesnye-pozhary-v-sibiri

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector